На досуге 16 декабря, 2021

Притяжение неба

Журнал «Сухой Закон» 4 (153) 2021

Так же вы можете ознакомиться с данной статьей в нашем журнале.

Если спросить нашего героя про хобби, он с иронией ответит, что уже больше двадцати лет продвигает Пенетрон. Но все же гидроизоляция для него больше, чем просто увлечение. Потому что Евгений Вейнберг — бессменный руководитель фирмы «Тори», дилерской компании холдинга «Пенетрон-Россия» в Челябинской области. Однако близкие друзья знают, что в редкие свободные минуты серьезный управленец превращается в мальчишку и берется за авиамоделирование…

— Евгений, как давно появилось это увлечение?

— Да как у многих, наверное. Все мы родом из детства. Однажды на какой-то праздник отец подарил модель самолета. Это был наш знаменитый Ту-154. Вместе собирали. С него и началось. Потом я каждый выходной заходил в «Детский мир», смотрел жадными глазами на витрины. И для меня был большой праздник, когда появлялась новая модель. Собирал буквально дня за три, и опять хотелось чего-то нового.

— А связать жизнь с настоящими самолетами не думали?

— Думал. Еще в детстве обожал летать на самолетах и мечтал стать летчиком. Тогда мы жили в Узбекистане. Отец работал на одном из закрытых предприятий атомной отрасли. И мы постоянно летали: то на отдых, то к родственникам в Челябинск. Словом, небо тянуло. Я даже поступал в летное училище, но из-за какой-то мелочи (что-то там с носовыми пазухами) меня не пропустили. Зато служить попал в ВВС, чему был крайне рад. В Прилуках, это Черниговская область Украины, базировались новейшие наши стратегические бомбардировщики ТУ-160 — знаменитые «Белые лебеди». Тогда я буквально жил на аэродроме и действительно рассчитывал связать свою жизнь с военной авиацией. Но планы рухнули с развалом Советского Союза.

— Теперь понятно, почему вы собираете модели самолетов, а не кораблей, например…

— Почему же, я собрал три парусника. Получились вполне себе замечательные корабли: паруса, грот-мачта, веревочные лестницы… Но, как говорит молодежь, «не вставило». Меня тянуло к самолетам.

— Модели бывают летающие и нелетающие. Какими занимаетесь вы?

— Мои модели нелетающие. Это копии современных или исторических самолетов, повторяющие форму и конструкцию прототипа. Пассажирские и военно-транспортные. Исходный материал представляет собой готовый комплект узлов и деталей: фюзеляж, то есть корпус модели, на который крепятся крылья, оперение, двигатель, шасси. Задача — аккуратно собрать и покрасить. Раньше я любил большие модели, масштабом 1 к 72. Но позднее остановился на более мелких — 1:144.

— Звучит очень просто: собрал, покрасил…

— Ну не все так просто, конечно. Дело это довольно кропотливое, так что требуется усидчивость: детали надо разложить «по ранжиру», пронумеровать и т. д. А у меня целая куча коробочек с этими деталями. В них сам черт ногу сломит. Но ничего, как-то во всем этом разбираюсь. Покраска — тоже дело непростое. Иногда приходится звать на помощь жену, так как красить одному несподручно.

Кстати, раньше была еще одна трудность — достать хорошую модель, потому что это был страшный дефицит. Гонялись в основном за комплектами из ГДР. Там делали и модели советских самолетов. Причем выпускались они без какого-бы то ни было масштаба. То есть модель небольшого истребителя могла быть больше модели огромного бомбардировщика. Зато сейчас таких проблем нет: на рынке присутствует не один десяток фирм, хотя продукция у них тоже разного качества. Я остановился на моделях фирм «Звезда», «Италери» и еще двух-трех производителей, которые поддерживают качество литья. При сборке это крайне важно: соединил детали и не надо ничего подгонять и переделывать.

— Сколько сейчас моделей в коллекции? И что это за самолеты?

— Еще в детстве у меня был не один десяток моделей. Ими была заполнена вся комната: они стояли на полках, висели под потолком… Но вся эта коллекция осталась в Узбекистане. А сейчас их у меня с десяток. Прибавьте к этому модели, которые находятся в работе. А некоторые из них я собираю не один год, к примеру, Су-27 (на них летают «Русские витязи») или один американский бомбардировщик, который никогда не летал, а существовал только в виде опытного образца. Еще есть несколько нераспакованных моделей, до которых пока не дошли руки.

— Что дает это увлечение? Отвлекает от проблем? Позволяет переключиться и отдохнуть от работы?

— Переключиться с какого-то рабочего «затыка» на самом деле крайне важно. Я сажусь за свои модельки, раскладываю и действительно отключаюсь от всего. В то же время это не такое хобби, когда надо все бросить и отдаться без остатка. Можно потратить свободную минуту (хотя за минуту, конечно, ничего не соберешь), но при этом оставить время на семейные дела и другие увлечения: рыбалку, аудиокниги…